Густав Майринк, Gustav Meyrink, G. Meyer,
19.1.1868 Wien, † 4.12.1932 Starnberg (D)

 

Голем

 

"Голем" предоставляет широкое поле для толкования на местности. Это связано, в частности, с удивительной реалистичностью описаний. Александр Немковский, "Видения причастных к таинствам"

Густав Яноух вспоминал: "После Первой Мировой войны роман Майринка "Голем" был наиболее популярным немецким романом. Франц Кафка сказал мне об этой книге: "Атмосфера старого пражского еврейского квартала прекрасно передана в нем. - Вы еще помните старый еврейский квартал? - По правде сказать, он в то время уже исчезал, но... - Кафка сделал знак рукой, означавший: "И что изменилось?" И его улыбка отвечала: "Ничего". Он продолжил: "В нас продолжают жить темные закоулки, загадочные проходы, слепые окна, грязные дворы, шумные кабаки и тайные ресторанчики. Мы идем по широким улицам новых кварталов. Но наши шаги и взгляды неуверенны. Внутри нас самих, мы еще дрожим, как в старых улочках нищеты. Наше сердце еще не прошло работ по очищению. Старый нездоровый еврейский квартал, который мы носим в себе, гораздо более реален, чем новый чистый город, окружающий нас. Наяву мы бредем во сне и сами, возможно, всего лишь призрак прошедших времен."

"Разговоры с Кафкой", Густав Яноух

Наверное, не один десяток восторженных читателей эта книга заставила приехать в Прагу, тем более что основные места, где происходит действие, включены в туристическую программу. Но по вечерам многие туристы возвращаются к ним без гида. Основное действие романа происходит в том районе Праги, который был подвергнут большой перестройке (об этом и сказано в последних главах), а потому многие ключевые для сюжета места будет сложно обнаружить. Но нет сомнений - все это старая Прага. Также мне показалось любопытным ссылаться сразу на два известных перевода "Голема": Д.Л.Выгодского и А.М.Солянова. У первого названия улиц переведены, у второго оставлены немецкоязычные названия. На нынешних же картах названия улиц (новых), разумеется, даны на чешском. Разные переводы (более того - из совершенно разных эпох!) - вообще очень занимательная вещь. Позже я приведу пример фразы, имеющей в двух переводах совершенно противоположный смысл. И это не единичный случай.

 

Йозефов

 

Бывшее гетто, о перестройке которого говорится в главах "На свободе" и "Замкнувшийся круг" (или "Заключение"). Один из кварталов, пожалуй, наиболее отмеченных трагедией. Хотя шесть лет последней оккупации почти на сказались на его внешнем облике (по мысли Гиммлера, он должен был стать музеем уничтоженного народа), все же чувствуется какая-то пустота. Сейчас это более спокойная периферия таких центров туризма и коммерции, как Целетная улица, Староместская площадь и Карлов мост, и при этом гораздо менее оживленный район, чем полный бизнеса и транспорта Новы город (Нове Место). А потому в поисках духа старины многие одинокие туристы отправляются сюда - в почти целиком перестроенный, немного пустынный район... Хотя коммерсанты давно освоили местную специфику. И слово "Голем" владельцы ресторанов и магазинов склоняют на все лады. В замечательном эклектичном (в лучшем смысле этого слова) романе Лазарчука-Успенского "Посмотри в глаза чудовищ" образ этого района проступает лишь мельком, но зато очень метко и точно. Хотя убедиться в этом можно, лишь приехав в Прагу. Причем к Йозефову это относится, пожалуй, в наибольшей степени.

Квартал в романе.

На нынешней карте Праги осталось мало от того гетто, которое описано в романе. Поэтому придется цепляться за эти отметки и дальше исходить из логики.Александр Немковский, "Зололтая легенда"

Старосинагогальная улица (Альтшулергассе). Такой улицы сейчас нет. Очень хочется привязать ее местонахождение к Староновой синагоге. Но существовали также Старая и Новая синагоги; вероятнее всего, от первой и произошло название улицы. В то же время в главе "На свободе" сказано, что он осталась нетронутой при перестройке. Осталось и...

Здание на Старосинагогальной улице. Образ, подчеркивающий вечность легенды о Големе и духа этого места. Это здание возникает еще в первой главе и живет в книге вплоть до последних страниц. Проверить, существует ли оно на самом деле, мне помешала забывчивость. Хотя архитектура нынешнего Йозефова очень похожа на это описание: "Изогнутый кровельный желоб для водостока, решетка, жирно сверкающие каменные подоконники..."

Дома. Описание домов и квартала в целом дано в главе "Прага". Видимо, этим автор хотел подчеркнуть, насколько эта атмосфера характерна для города в целом:

...Я отвернулся и стал разглядывать безобразно выкрашенные дома, жавшиеся друг к другу, как сердитые звери под дождем. До чего же у них был неуютный и заброшенный вид! Возведенные без всякого плана. дома высились здесь как плевелы, пробившиеся сквозь землю. Они примыкали к низкой каменной стене, единственному уцелевшему остатку длинного здания, построенного прежде других. Воздвигнутые два-три столетия назад, они не считались с соседством прочих сооружений. Вон там стоит косоугольный дом с уходящим назад лбом, а рядом другой, выступающий подобно клыку. <...> За долгие годы жизни во мне укоренилось чувство, от которого я не могу избавиться: как будто этим домам отведены определенные ночные часы и раннее утро, когда они, волнуясь, собираются на бесшумный таинственный совет. И тогда порою их стены охватывает легкая необъяснимая дрожь, по их крышам струятся шорохи и низвергаются в водосточные трубы... <...> Зачастую мне снилось, что я как будто подглядывал за этими домами в их призрачном житье-бытье и с удивлением и тревогой узнавал, что тайными, настоящими хозяевами переулка были они, чуждые жизни и сознанию и способные заново вернуть их себе. Днем они могли ссудить эту жизнь жильцам, приютившимся здесь, чтобы ночью потребовать ее возврата с ростовщическим прибытком.

Эти слова многое говорят нам об отношении Майринка к Праге. Тем более что дальше герой вспоминает легенду, которая окажется (и уже оказалась) связанной с его жизнью:

Александр Немковский, "Золото тысячного заката"Тогда во мне снова украдкой воскресает легенда о таинственном Големе, искусственном человеке, которого однажды здесь, в гетто, вылепил из глины раввин, знавший Каббалу как свои пять пальцев и заставлявший его действовать бездумно и автоматически, вложив ему в рот печать с магическими знаками. И подобно тому, как Голем в ту же самую секунду становился глиняным истуканом, если тайные знаки жизни извлекались из его рта, так и все эти люди, думалось мне, должны были мгновенно падать замертво, если у одного из головы исчезали его жалкие понятия, мелочные заботы, может быть, нелепые привычки, а у другого и вовсе испарялась смутная надежда на что-то совершенно расплывчатое и шаткое.

Глава очень важна именно в понимании обстановки романа. Неоднократно повторяющаяся здесь идея - существование "духа греха" (или "тени преступления"), неуловимо носящегося по этим улицам и переулкам. Он вселяется в душу, но мы не замечаем этого, и лишь какие-то ужасные слухи доходят до нас. Подобная же мысль связана с рассказом "Звон в ушах".

***

Петушья улица (Ханпасгассе). Атанасиус Пернат живет в доме 7 на Ханпасгассе. Образ снимаемой квартиры, по-моему, очень характерен для немецкоязычной литературы. Вид из окна (в главе "День") - еще одно описание города, на сей раз изнутри. Примечательно, что только у Солянова герой "вдруг" оказывается в угрюмом дворе на Петушьей улице. Кстати, установить ее местонахождение оказалось так же сложно, как и Старосинагогальной улицы. В доме 7 на Ханпасгассе живет и Мириам со своим отцом. В главе "Нищета" есть примечательный разговор об этом:

- Почему вы с отцом живете здесь, в этом темном и мрачном переулке, когда могли бы жить в лучшем месте? Вы еще так молоды, Мириам, а... - Но вы же сами здесь живете, господин Пернат, - усмехнувшись, перебила она меня. - Чем же вас очаровал этот дом? Я растерялся. Конечно, конечно, все было так. Почему я, собственно, жил здесь? Я не мог объяснить, что меня удерживало в этом доме, повторял я в рассеянности про себя.

Так мрачный дом на Петушьей улице становится еще одним из судьбоносных мест в жизни Атанасиуса Перната. Более того, заметим, как мы знаем из других глав, - он не принимал решения о своем поселении здесь, его, по сути, привела сюда судьба. Очень характерный мотив для Майринка.

"У Лойзичека" В главе "Ночь" "кабачок с красными занавесками" - конечно же, майринковский "Лойзичек", а не нынешний ресторан "У Голема" на Майзловой улице или другие подобные заведения в этом районе, хотя цвет занавесок тот же. В "Лойзичеке" друзья Перната рассказывают друг другу многие известные пражские легенды, которыми изобилуют тексты Майринка. Весьма примечательно также, что в последней главе и Петушья улица, и "Лойзичек" существуют на карте. Но мало ли сколько названий сменилось за прошедший бурный век... Но кто ищет, тот, как известно, всегда хоть что-нибудь да найдет. Так, в одной из франкоязычных статей, посвященных Кафке, сказано, что заведение под названием "Батальон", описанное в романе "Голем" Майринка в главе "Ночь", находилось на пересечении Платнерской и Микулашской. Речь в статье шла, видимо, о том, что это место находится перед домом, где родился Кафка.

Староновая синагога Вполне реально существующее здание в своеобразном готическом стиле с кирпичным фронтоном. Самая старая синагога в Европе. Рядом находится еврейская Ратуша (единственная в Европе). Как мы знаем, здесь служил архивариусом Шемайя Гиллель. Здесь роман просто требует присутствия читателя на месте действия. Кстати, было бы любопытно, опираясь на текст, проделать прогулки, описанные в "Големе".

 

Старо Место

 

Старый город на правом берегу Влтавы. Излюбленное место романтиков. В отличие от Малой Страны, Градчан и Йозефова, Старо Место, пожалуй, никогда не несет у Майринка резко отрицательной нагрузки, даже в "Альбиносе" и других рассказах.

Район в романе

В "Големе" эта часть города не является основным местом повествования, но зато здесь наиболее ясно обозначены названия. Мы встречаем их мельком в главе "Снег" и других, из них я буду исходить.

Староместская площадь Одно из самых известных мест в Праге. Образ, возникающий постоянно. Любой маршрут в Праге, кажется, в любом случае проходит через нее. А многие отсюда и начинаются - здесь расположен справочный центр для туристов. Однако у Майринка и особенно у Кафки связи с ее привычным восприятием, отраженным в сотнях статей и путеводителей, оказываются настолько тонкими, что знакомые места едва узнаются. Ныне на Староместской площади действует своеобразный милый парадокс: когда по вечерам многочисленные туристы гуляют, любуясь освещенными или погруженными во тьму (редкий случай) достопримечательностями, подавляющая часть магазинов и кафе закрывается. Чуть дольше держится неистребимая частная инициатива в виде палаток с сувенирами на месте разрушенного крыла Ратуши. Наверное, стоит сказать спасибо местным предпринимателям за это дарованное спокойствие. прочем, относительное: туристы все равно остаются. Многолюдной Староместкая площадь была всегда, будучи центром Старого города. Большинство сюжетов, связанных с ней, имеют скорее историческую, чем легендарную основу, что, однако же, часто смешивается. А потому в разнообразных строениях площади каждый видит что-то свое. Двое моих знакомых под вечер чуть было не убедили меня в том, что в темноте четко виден ужасающий наклон башни Ратуши. Да, есть от чего пробудиться фантазии. См. также исследование рассказа "Альбинос". В "Големе" в главе "Снег" (своеобразная экскурсия по Старой Праге) главный герой дважды попадает на Староместскую площадь. Не очень ясно, правда, через какую "сводчатую арку" он выходит на нее. Видимо, ее исчезновением мы обязаны одной из многочисленных перестроек.

Собор Божьей Матери перед Тыном "Лицо" Старого Места на многочисленных фотографиях. Едва ли не лучше всего написано об этом на страницах фотопроекта "Готическая Прага".

А теперь обернитесь! Разве не подобные картинки рисовало вам ваше воображение, когда вы в детстве читали сказки о мудрых королях, благородных рыцарях и прекрасных дамах?

Правда, в темное время суток, когда все пражские достопримечательности освещены цветными прожекторами, Тынский собор выглядит несколько зловеще. Камень колоколен сияет загадочным светом, а темные шпили внушают суеверный страх. Кажется, в узких переулках вокруг потемневших от времени стен витают призраки, и страшные, зеленоватые отблески озаряют высокие готические окна... Собор с неоднозначной судьбой, прибежище легенд и последнее пристанище Тихо Браге. И все же - невероятное творение рук чловеческих, обращенное к небу, воплощение неуловимой красоты и гармонии. И в то же время - очень милое и даже уютное строение на милой и уютной площади. Возле этих стен долгие столетия кипела и продлжает кипеть жизнь. Они впитали ее и дышат ею. О загадках человеческой души у Майринка в "Големе" свидетельствует и то, что именно сюда Харусек приходит молиться за свою месть Вассертруму. Об это он сам рассказывает в Главе "Нищета": Знаете статую скорбящей Богоматери на фронтоне Тынского собора? Там пал я ниц, и сумрак церковного притвора объял мою душу... Эти слова еще раз подтверждают порой неясные для других мотивы поступков Харусека и других персонажей романа, которых окружающие могут назвать если не "одержимыми", то по крайней мере "сумасбродными".

 

Карлов мост

 

По тексту - Каменный мост, исторически очень оправданное название (долгие годы он был единственным, да к тому же каменным и весьма чудесным, построенным по лучшим образцам). В романе мост обваливается в тот момент, когда Атанасиус Пернат отказывается от зерен. Любопытно, что, по смутной памяти пражского гида, примерно в 1868-м году во время сильного наводнения средние пролеты и вправду обвалились. Примерно то же время можно найти в других источниках. Мне этот вопрос был интересен прежде всего для установления, из простого любопытства, 33-летнего срока возвращения Голема. Результаты получились замечательные. Кстати, в 1868-м году родился Густав Майринк. Но, конечно, сложно привязать сюжет художественного произведения к реальности таким образом. Ведь и в доме на Альтшульгассе (Старосинагогальной улице), как выясняется в последней главе, не было пожара, да и нельзя приписать обрушение моста в романе лишь водной стихии. К тому же, дальше речь в "Големе" идет о том, что мост обрушился в результате ледохода. А если бы в те годы случилось мало-мальски крспное наводнение, то первым затопило бы именно Йозефов. Что, конечно, не могло не найти отражения в романе. Опять же, существует также фантазия автора и фантазия героя. Хотя, конечно, в описываемом квартале всегда сыро и угрюмо, и не только из-за частых наводнений. Собственно, именно эта ужасная обстановка и привела к большой перестройке, которая как раз нашла отражение на страницах "Голема". ...А если кто-то из нас захочет вдруг прогуляться по тому самому мосту, то, увы, нас ждет разочарование подобное разочарованию героя: старых фигур уже нет, на их месте новые, а сам мост, много раз перестраивавшийся за долгие столетия, по слухам, вновь закрывают на реконструкцию. И времена совсем другие: персонаж Кафки, почти что майринковского современника, бросается в воду с моста, по которому едет нескончаемый поток машин.

 

Градчаны и Пражский град

 

Для Перната Градчаны - это совсем другой мир по сравнению со Старым Местом. Где-то здесь живет Ангелина, и в то же время богатство дворцов и открытых пространств удручает, заставляет искать забвения. Однако нельзя сказать, что этот мир совсем чужой для героя. Он чужд или близок ему не больше, чем квартал, где он живет. Первый раз в "Големе" Пернат попадает сюда, перейдя через Карлов мост и затем поднимаясь по широкой каменной лестнице под падающим снегом (глава "Снег"). Обратимся к переводу Выгодского: "По мере того как я поднимался на Градчаны по бесчисленным гранитным ступеням, каждая шириной в четыре человеческих туловища, из моего кругозора постепенно исчезал город с его крышами и балконами". Снег и сумерки - конечно, город исчезает из виду. У Солянова тот же самый абзац звучит следующим образом: "Я поднимался по бесчиленным гранитным ступеням на Градчаны, где каждая ступень была шириною в четыре человеческих роста, и перед моим взором внизу постепенно открывался город со своими крышами и фронтонами". Безусловно, чем выше, тем больше панорама, открывающаяся идущему. Надеюсь, у меня появится возможность прочитать этот же отрывок в немецкоязычном оригинале и понять, что же имел в виду автор.

Собор.

Собор Св. Вита в Пражском Граде - а это, вне всякого сомнения, именно он - стоит рассмотреть отдельно как объект описаний в литературе, а также статьях и туристических путеводителях, поскольку это очень значительное строение. Впечатление от него хорошо передает то желание воздеть руки к небу и невозможность ничего произнести - только чертить руками вертикали, которое возникает у выходящих из-под арки во двор почти под его стены. Воображение авторов наделяет собор многими историями. На мой взгляд, важно не столько то, что здесь Пернат встречается с Ангелиной, сколько видение инока, которое наводит его на спасительную мысль. Наконец, шляпа, оставленная в соборе, - один из элементов кольцевой структуры романа, позволяющий, кроме того, отмести все подозрения о его антихристианской направленности. Впрочем, собор Св. Вита - больше чем католический храм или архитектурное творение, строившееся веками. Это один из самых главных и заметных ориентиров Праги в течение всего времени своего существования.

Злата улочка

После безумной встречи и расставания с Ангелиной герой романа не хочет возвращаться в Йозефов и - пусть бессознательно - отдается на волю тумана. В тумане в определенном смысле можно увидеть душу любого города (даже современного мегалполиса), попробуйте проверить. Поэтому неудивительно, что Пернат не попадает туда, куда так не хочет попасть, а приходит в совсем другое место. Вот как об этом сказано в тексте:

Моя нога нащупала широкие каменистые ступеньки, усыпанные галькой. Куда я попал? Ложбина, круто вздымавшаяся вверх? Справа или слева находится гладкая каменная ограда парка? Голые сучья деревьев свисали сверху. Они падали с неба: ствол дерева прятала стена тумана. <...> Затем светящаяся точка: где-то вдали одинокий огонек загдочно повис между небом и землей. Должно быть, я заблудился. Похоже, что это была старая дворцовая лестница близ склона Королевского парка... <...>Огромная башня вздымала голову в ночном колпаке - Далиборка. <...> Узкая излучистая улочка с бойницами, лабиринт, едва позволяющий протиснуться плечам, - и вот я очутился перед рядом домиков, которые были чуть повыше меня.<...> Я находился на Гольдмастергассе, где когда-то средневековые алхимики плавили философский камень и насыщали ядом лунные лучи. Никакой другой дороги не вело сюда, кроме той, какой я пришел. Однако я больше не находил проема в стене, чтобы пройти, он был забран деревянной решеткой.

Каждый может по-своему понимать смысл этого блаждания и поисков выхода с улицы. Это же относится и к самому герою, который, однако, переживает одну из старых легенд. Но описание предельно реалистично, хотя чтобы убедиться в этом, нужно прийти в Пражский Град в темноте, потому что днем Злата Улочка кишит туристами.

Дом на Златой улочке.Александр Немковский, "Послание"

В последней главе автор, переплыв Влтаву в лодке и поднявшись по лестнице над озаренным солнечным лучами городом, попадает на хорошо знакомую ему улицу и оказывается перед этим домом, который представляется ему дворцом, где живут Пернат и Мириам. Читатель волен понимать окончание романа как трагическое или торжествующее, однако если отвлечься от интерпретации, можно выяснить некоторые интересные вещи. Из текста романа мы можем узнать, что это крайний дом, что он перекрывает переулок и рядом с ним находится решетка, загораживающая выход из переулка. Такой дом есть. Это дом в конце Златой улочки, возле Далиборки, под номером 13, и он действительно выше остальных. Но коммерциализация не минула и его. Как и соседи, он арендуется торговцами. Возможно, на него обратят ваше внимание во время экскурсии. Но даже в обратном случае заметьте: это действительно дом у последнего фонаря. А право видеть в нем дворец - право каждого, и каждый увидит его по-своему. Текст романа "Голем", всякий раз оставляя читателю подобную свободу, все же предельно точно описывает город, который был так хорошо знаком его автору и знакомство с которым составляет одну из важных частей знакомства с романом.

Все авторские права удерживаются
© Sof sofia@prag.ru

Густав Майринк:

Краткая биография на русском языке
Краткая биография (на немецком языке)
...И еще одна со множеством портретов (на немецком языке)
Gustav Meyrink: Bibliography
Очень краткая биография на английском языке
Майринк и о Майринке
Статья на испанском языке
О Майринке и его творчестве на немецком языке
Biographie Meyrink (на немецком)
Густав Майринк. Избранные ссылки
Георгий Незнамов "От "Голубого цветка" к "Синему капуцину"
Густав майринк и дыхание костей (текст радиопередачи)
Иллюстраторы Майринка (обсуждение в форуме Чешского клуба)

 

Произведения Густава Майринка в интернет:

Литературная Прага ("Голем" и рассказы)
"Белый Доминиканец" (индекс)

 

Голем (роман и легенда):

"Голем" на Либ.ру
Мифологическая энциклопедия: Голем
Fervent and curious attracted by legend of Golem
Отрывок из "Голема" (на немецком языке) и книг других писателей (о Йозефове)
"Психологическая интерпретация главы "Страх" из романа Г. Майринка "Голем" с позиции алхимических учений" (студенческий доклад)
Голем и еврейская метафизика
"Голем" (рисунок)

SCHOPFUNG AUS DEM LEHM - Der Golem in Geschichte, Mythos und Magie von Frank Cebulla
BACKGROUND ON THE GOLEM LEGENDS
Rava's Golem
The Golem - A study into a Jewish Myth
The Golem - I. L. Peretz, 1893, trans.: Ruth R. Wisse.
The Golem of Prague adapted from Nifluot Maharal ("Miracles of the Maharal", 17th Century).
Study Guide for Nosferatu and The Golem
Die Erschaffung von Golems und Psychogonen

 

Другие произведения и статьи о них:

Свидетельство посвященного (о белом Доминиканце)
Отрывок из "Зеленого лика" (на немецком языке)
Е.В.Головин "Черные птицы Густава Майринка"
А Нестеров. "Густав Майринк: Топография Иного"
Отрывок из романа "Зеленый лик"

 

Литература/Literatur:

Литературная Прага
Даниил Андреев. Бар-Иегуда Пражский (стихотворение)
Т. Приданникова "Готический роман - что это такое?"
Franz Kafka: elements bio-bibliographiques
Franz Kafka's Prague, A Literary Walking Tour
Принципы прозы ХХ века
Хармс и Майринк
Современники: Майринк и Булгаков
DER GOLEM - ist DIE magisch-okkulte Zeitschrift fur anspruchsvolle LeserInnen. Sie erscheint viermal jahrlich, jeweils zu den keltischen Jahresfesten.

 

Прага/Praha/Prag:

Prag.ru - сервер о путешествиях в Прагу
Franz Kafka's Prague, A Literary Walking Tour
PRAGUE (анонс литературного сборника)
Czech Alchemy
Prag in Schwarz und Gold (рецензия на книгу)
Prag. Literarische Spaziergange durch die Goldene Stadt (рецензия на книгу)
Prague - le quartier juif
Prague, capitale occulte
Некоторые из потрясающих фотографий Праги
Пражская эзотерика и Густав Майринк (немецкий)
Эзотерическая Чехия. Заметки странника
Чешская культура
Фотографии Праги

 

Смежные темы:

Крысолов Танцующей пустоты (интервью с Глебом Самойловым)
Андрей Лазарчук, Михаил Успенский. Посмотри в глаза чудовищ (роман)
Экспрессионизм
Потрясающие картины (вполне в духе Майринка)
FAUST/PRAGUE/PHANTOM (о фильмах Яна Шванкмайера)
По мотивам Майринка (творчество малоизвестного автора)
Москву навестили чешские супергруппы (Звуки.ру)
Как формировать событяи своей жизни с помощью силы мысли
Особенности основных психологических функций в интровертированной установке
Александр Немковский, галерея
A STUDY OF THE GOLEM, ILLUSTRATED BY DAVID WISNIEWSKI
ALTERNATIVE VERSIONS OF THE GOLEM WRITTEN FOR CHILDREN
Gary Lucas' music for the 1920 German Expressionist classic film "The Golem"
Medieval Sourcebook Includes documents of Ephraim of Bonn: The York Massacre 1189- 90 and Gregory X: Letter on Jews, (1271-76) -Against the Blood Libel
Internet Jewish History Sourcebook A very large collection of links

The Golem Homepage A part of the fifth dimension project
GOLEM Leserforum!
"Nosferatu, a Symphony of Terror" was the first film version of Bram Stoker's "Dracula"
Der Golem, wie er in die Welt kam, 1920
Андрей Левкин. Голем, русская версия: Роман, рассказы, повесть.

 

Литературный Форум на Праг.ру

(последние пополнения были: )    

Ваши отзывы, предложения, ссылки:
E-mail:
Имя:
Тема:

Автор проекта - Sof, E-mail: sofia@prag.ru,
Дизайн, верстка - Лопатин Дмитрий, E-mail: lopatin@prag.ru

2001-2002 (с) Prag.ru-сервер о путешествиях в Прагу    


Russian Gothic Banner Exchange

Яндекс цитирования Rambler's Top100 Rambler's Top100 Малайзия, Таиланд, Бирма, Вьетнам, Лаос, Индонезия, Камбоджа. Туризм и отдых. Отели, визы, авиабилеты в страны ЮВА. Отдых в Гоа, Керале (Индия). Экскурсионные туры в Индию. Бронирование отелей в Индии. Авиабилеты и визы в Индию. Туры во Францию (Париж). Отдых на Лузурном побережье. Бронирование отелей Франции. Визы и авиабилеты во Францию